Elena-Prekrasnaya
*Я права, как аксиома, безовсяких но...*
Роберт Паттинсон. Множество людей были немного удивлены, когда вы выбрали его на роль, но я должен сказать, что он показал действительно величественное актерское исполнение. Вы знали, что делаете, очевидно – так что же привлекло вас к Роберту?
Выбор на роль всегда начинается прагматичным образом. Вы задаете себе вопросы: «Этот парень нужного возраста для персонажа?», «Имеет ли он правильное телосложение, убедительно выглядит на экране?», «Если все это есть, то доступен ли он, ты можешь положиться на него? Хочет он сняться в фильме?» Вы знаете все эти вещи. Но когда вы выполняете свое домашнее задание в качестве режиссера, более конкретно, вы просматриваете материалы. Я смотрел «Мелкие останки», где Роб играл молодого Сальвадора Дали; я смотрел «Помни меня»; смотрел первый «Сумеречный» фильм. И я смотрел, достаточно интересно, я полагаю, потому что люди не ожидают такого – но я просмотрел интервью с этим парнем на YouTube. Я хотел получить представление о его чувстве юмора, его самосознании, то, как он держит себя - все эти вещи, которые вы не можете увидеть, когда смотрите на актера, играющего роль в кино, на экране. Я думаю, в старые времена вы встречаете парня и болтаетесь по улицам, идете в бар или что-то еще [смеется], но сейчас ни у кого нет на это времени, или денег, и ты делаешь это иначе. И как только я посмотрел все эти материалы, я подумал: это тот парень, которого я хочу выбрать на роль. Я подумал, что он был бы потрясающим, и я на самом деле считаю, что он очень недооцененный актер – и для меня будет удовольствием доказать это, выбрав его на роль.

Кажется, что вы задали что-то вроде тенденции сейчас, Дэвид, потому что Вернер Херцог выбрал Роба на роль в своем фильме.
Меня очень радует это, это определенно то, что нужно Робу. Они просто должны видеть, что он, на самом деле, хороший и проницательный; и что он может делать много различных вещей. Как только ты прорываешься через этот барьер, то потом, я думаю, пути назад нет.

Кажется, что он [Эрик] общается с людьми на очень примитивном и зачастую интенсивном уровне - будь то секс, убийство ... или получение стрижки. Это, кажется, единственный способ, которым он может прорваться через все другие вещи. Это его деградация, его стремление к самоуничтожению?
Да, я думаю, что в течение этого дня... и он сказал, в конце, герою Пола Джаматти [Бенно]: «Я думаю, что моя жизнь изменилась в течение этого дня» – и так было на самом деле. Он собирается подстричься, но на самом деле он собирается подстричься у парикмахера, который первый обрезал его волосы, когда он был ребенком, и раньше стриг его папу, и, я думаю, фраза заключается в том, что он пытается разобрать свою нынешнюю жизнь, чтобы можно было вернуться к своим истокам и, возможно, собрать её иначе. Но это не работает. Я думаю, когда он сидит в парикмахерском кресле, безусловно, в начале, он как ребенок. Это прекрасная вещь в актерском исполнении Роба, ты действительно видишь ранимость; под всем этим есть детская сладость, которая проявляется совсем ненадолго. Это прекрасное многоуровневое актерское исполнение. Но это не работает - и теперешний Эрик Пэкер берет верх. Он должен делать непривычные вещи, чтобы быть в состоянии почувствовать хоть что-то, почувствовать волнение и ощущать себя живым. Вот что приводит его к заключительной сцене с Полом Джаматти.

Я понимаю, что лучше было бы спросить Роберта об этом, но, как вы думаете, Роб стремится изменить свой образ после «Сумерек» путем выбора ролей разнообразных персонажей? После этой роли и роли жестокого социопата в «Милом друге», это, конечно, выглядит именно так.
Ну, я давал с ним интервью, когда мы были в Европе и узнал от него, что он на самом деле не думает об этом в карьерном плане. Ему предлагают разный материал, и он обычно скучный и шаблонный. Он всегда был заинтересован работать над необычными вещами. Он сказал бы вам, что когда он начинал сниматься в «Сумерках», он думал, это будет своего рода инди-фильм. Каким он вроде и был, вы знаете! Режиссером стала Кэтрин Хардвик, и это была необычная, нетипичная вампирская история. Никто не знал, что это будет типом такого огромного успеха, каким все стало.

Вы сказали, что действительно смотрели «Сумеречные» фильмы? Это немного трудно себе представить.
Да, или нет, я смотрел где-то полтора из них. Откровенно говоря, я заинтересован всем. Я не сноб, знаете. Меня на самом деле интересует все. Если что-то очень популярно, это не означает автоматически, что я буду смотреть это, но иногда мне любопытно, почему что-то так популярно, скажем так. В случае с «Сумерками» я смотрел их из-за Роба, вот почему. Я раньше их не видел.

«Мы часто говорим о «химии», например, в фильмах между актерами, скажем так. Когда я снимал «Опасный метод», где играли Кира Найтли и Майкл Фассбендер – откуда я мог знать, что между ними будет «химия», потому что я никогда не видел их вместе в фильме? Они никогда не встречали друг друга. Я не вижу их вместе до тех пор, пока не начинаю съемки «Опасного метода», так что, должно быть, я вроде свахи, которая может предугадать, что пара будет хорошо смотреться вместе. Это странно. Вы хвалите себя, когда выбор срабатывает, и ругаете, если это почему-то не сработало. И это, в основном то, что у тебя остается».

Мне кажется, что «Космополис» нуждался в химии между Вами и Робом куда больше, чем между Робом и его коллегами.
Да, в том есть своя правда. Эта негласная вещь – «химия» между режиссерами и актерами, это является ключевым. И думаю, что в какой-то момент Роб... вы знаете, он серьезный актер, и он не хотел быть тем человеком, кто испортит фильм. Он думал как-то так: «Хорошо, я буду один в лимузине, потому что не будет ни одного человека, который всегда мог бы сыграть мне в противовес. Это действительно шоу одного человека, с множеством людей, которые будут приходить сюда». И я сказал: «Нет, ты не будешь один, потому что я буду там. Я буду с тобой в каждый момент». И это реальный элемент.

Вы думаете, что у вас такое же виденье Эрика, как и у ДеЛилло? Или вы считаете, что не обязательно должны приходить к соглашению по поводу того, каким публика должна его видеть?
Я думаю, что мы на самом деле открываем вещи друг для друга. Я занимался промоушеном вместе с Доном в нескольких странах, и, я думаю, он весьма заинтригован возможностью увидеть, что произойдет. Потому что, в конце концов, как только вы выбираете Роба Паттинсона на роль, это превращается в очень специфическую вещь. У вас есть конкретное лицо и конкретный голос и фигура, и этого у романа нет. Это одна из вещей, которую может делать фильм, но не роман, и поэтому фильм сразу формирует персонаж так, как не может сформировать роман. Так что, существуют различия, но я не думаю, что это большое расхождение. Это на самом деле просто сформированные вещи. И как только я услышал диалог, который был чем-то необычным, когда я читал роман, я подумал: «Да, я на самом деле хочу услышать, как это произносят действительно великие актеры». Просто происходит то, что немедленно меняет вашу реакцию на героев и слова. Так что разница есть, безусловно.

Редактор: ДюймОлечка
Перевод: Vicki_Heaven, специально для http://robstenland.ru Полное или частичное копирование информации разрешается после согласования с администрацией сайта, с указанием активной ссылки на сайт http://robstenland.ru и ника переводчика.
Условия републикации.

@темы: Фильм: Космополис/Cosmopolis, Пресса