Elena-Prekrasnaya
*Я права, как аксиома, безовсяких но...*
Съемки «Ровера» в отдаленной части Южной Австралии, когда актеры и съемочная группа все вместе собирались в местном пабе, были почти идеальными, говорит Роберт Паттинсон. Все участники съемок грязные с головы до ног, отважно работали в условиях невыносимой жары, а вечером пропускали вместе пару стаканчиков. Паттинсон лучшего и не мог бы пожелать и говорит, что это помогло режиссеру Дэвиду Мишо и его актерам и съемочной группе образовать неразрывную связь.

"Это было удивительно", - говорит он. "Потому что вся группа проживала в одном и том же месте, и делать там больше было нечего, кроме как буквально жить в пабе. Всегда раздражает, когда ты в незнакомом городе, и все люди, с которыми ты работаешь, из этого города, и все они идут домой, а ты просто застреваешь в гостинице. Когда ты можешь проводить время со множеством новых людей, ты сближаешься с ними очень быстро, особенно, когда никаких других занятий нет. Это действительно интересно. Я не делал этого очень долго. Для меня съемки этого фильма стали фантастическим опытом".

Паттинсон родился и вырос в Лондоне и начал свою профессиональную карьеру в 16-летнем возрасте с роли в телевизионном фильме «Кольцо Нибелунгов». Через год он сыграл Седрика Диггори в «Гарри Поттере и Кубке Огня». Он снялся в пяти чрезвычайно успешных фильмах серии «Сумерки», а также его фильмография включает «Милый друг» и «Космополис».

Вопрос: Как поживаешь?

Роб: Я всегда забываю вечером, что должен дать кучу интервью утром, поэтому я гуляю всю ночь (смеется). Это ужасно!

Вопрос: Каково сниматься в сельских районах Австралии?

Роб: Для меня это было действительно интересно. Что-то вроде отдыха. Мне понравилось сниматься там. Никакого давления, и никого вокруг.

Вопрос: Уединение от людей было облегчением?

Роб: Да, только с актерской точки зрения. Мне нравится сосредотачиваться на мелочах перед дублем, например, входить в образ помаленьку, а если тебя окружает куча людей, которые пытаются фотографировать, ты делаешь глупое лицо или что-то такое, потом это постоянно сидит у тебя в голове, и ты никак не можешь до конца сфокусироваться на том, что делаешь. Находясь в такой глубинке, ты можешь делать все, что угодно. Кто-то мог бы подумать, что ты извращенец, этот парень делает все эти странные вещи (смеется), но это была такая свобода.

Вопрос: Тебе понравилось играть не очень привлекательного персонажа?

Роб: Да, поскольку это снимает любые ограничения. Если кто-то говорит: "Ты должен выглядеть милым!», прежде всего, ты чувствуешь себя каким-то идиотом, потому что ты - парень, и вдруг вроде как думаешь о вещах, которые, на самом деле, ничего не значат - ты просто позируешь. Как только ты исключаешь возможность для собственного тщеславия, это такое облегчение.

Вопрос: Как бы ты описал тематику «Ровера»?

Роб: Я думаю, это просто история о выживших. Я думаю, что это обычные люди в чрезвычайных обстоятельствах. Они пытаются выяснить, как жить, когда кажется, что надежды не так много. Похоже, завтра ничего уже не сделаешь, так что же ты должен сделать в течение дня сегодняшнего? Даже банда, где состою я, они крадут деньги, а потратить их не на что вообще (смеется). Эрик [Гай Пирс] говорит: «Это ничего не стоит, это просто бумага». Очень трудно понять, зачем продолжать жить, если все кажется совершенно бесполезным, и все же люди живут.

Вопрос: Ты доволен этапом карьеры, на котором сейчас находишься?

Роб: Определенно. Я очень счастлив, что эти два фильма попали в Канны, это отчасти именно то, что я хотел. Я действительно доволен обоими фильмами. И это приятно - я просто работаю с людьми, с которыми хотел работать в течение многих лет, и мне очень повезло в прошлом году с таким действительно интересным материалом.

Вопрос: Что происходит с фильмом «Жизнь»?

Роб: Я не знаю, когда он будет закончен. Я только что видел трейлер, который они показывали здесь. Кроме этого, я не видел ничего. Зато было интересно сниматься, и Антон [Корбейн] очень крутой. Речь в фильме идет о знаменитых фотографиях Джеймса Дина на Таймс-сквер и об отношениях Джеймса Дина и фотографа. Джоэл Эдгертон участвует в нем, это странно, потому что он ещё соавтор сценария «Ровера», и Бен Кингсли. Это круто. Интересно делать фильм об искусстве фотографии с Антоном Корбейном, мастерским фотографом. Он немного научил меня, как делать фотографии на старой камере Leica. Получалось не очень хорошо. Я-то думал, они все будут совершенно удивительные. Я сделал их все в конце фильма, и потратил около 25 катушек фотопленки, и на четырех из них я даже не понял, что нужно вытаскивать объектив (смеется) – так что они все пустые. Четыре пленки. Интересно было делать этот фильм.

Вопрос: Люди называют тебя новым Джеймсом Дином. Теперь ты сыграл в фильме о Джеймсе Дине, но не его роль. Тебя она не интересовала?

Роб: Нет, вообще нет. Дейн [ДеХаан] отлично справился с ней. Это одна из самых трудных ролей на свете. Попробуйте-ка сыграть любую культовую личность. У Дейна был парик, искусственные мочки ушей, и контактные линзы – и все такое. И манеры Джеймса Дина настолько узнаваемы, поэтому приходится играть роль и все эти остальные вещи. Это как играть Гарри Поттера - у всех есть ожидания –зато я просто наблюдатель.

Вопрос: Тебе нравится переезжать?

Роб: Мне всегда нравилось это: три месяца, а затем ты просто двигаешься дальше, и никакой ответственности. У меня был дом какое-то время, но я буквально только что продал его. Ты никогда не бываешь там, и это просто какая-то обуза. Пока у тебя нет детей и так далее, замечательно получить возможность испытать это. Я понял, что я никогда не был нигде, кроме как на работе, в течение десяти лет - ни отдыха, ничего. Да он вообще-то и не нужен. К концу работы я просто ищу следующую, но также я живу в Лос-Анджелесе, так что вроде как нахожусь в отпуске все время (смеется).

Вопрос: Если у тебя появится время для себя, чем займешься?

Роб: Когда я не работаю, я стараюсь получить другую работу (смеется), и так постоянно. Ты начинаешь понимать, что у тебя ограниченное количество времени, чтобы сделать много разных вещей, которых я хочу достичь, ещё я люблю работать больше, чем что-либо еще в моей жизни. Моя работа - это мое хобби.

Вопрос: Ты по-прежнему пишешь песни? Что у тебя в процессе?

Роб: Да. Я недавно снова начал. По большому счету, я просто пишу вещи, которые приятно звучат. Я на самом деле не пишу песни привычным способом. Я не пишу тексты отдельно, всё довольно инстинктивно.

Вопрос: Собираешься ли ты публиковать свою музыку?

Роб: Я был бы не против писать музыку к фильмам или что-то ещё, но я весьма чувствителен к критике. Мне и так поступает много критики по поводу одного аспекта моей жизни (смеется), так что я действительно не хочу слышать чье-то мнение относительно музыки.

Вопрос: Тебе понравилось работать с Гаем?

Роб: Это было удивительно.Потому что вся группа проживала в одном и том же месте, и делать там больше было нечего кроме как, буквально жить в пабе. Всегда раздражает, когда ты в незнакомом городе, и все люди, с которыми ты работаешь, из этого города, и все они идут домой, а ты просто застреваешь в гостинице. Когда ты можешь проводить время со множеством новых людей, ты сближаешься с ними очень быстро, особенно, когда никаких других занятий нет. Это действительно интересно. Я не делал этого очень долго. Для меня съемки этого фильма стали фантастическим опытом.

Вопрос: Некоторые актеры, которые начинают в очень юном возрасте, сбиваются с верного пути. Это то, что ты вовремя понял?

Роб: Да я и не был юным-преюным. Я получил свою первую роль, когда мне было 16 лет. Многие люди в три года начинают сниматься. Я также вообще не понимал, хочу ли заниматься этим еще на протяжении пяти лет или четырех, и никогда не принимал это всерьез. Когда я получал работу, я её выполнял, но все-таки думал, что поступлю в университет и сделаю что-то еще. Это был отчасти постепенный процесс.

Вопрос: Когда же появилось желание быть актером?

Роб: Возможно, после Гарри Поттера, потому что это было как раз в тот период, когда я мог пойти в университет, или продолжать актерскую карьеру, и я действительно принял решение в сторону кино, а потом не мог найти работу в течение года после этого (смеется) ".

Вопрос: И что бы ты изучал в университете?

Роб: Думаю, что я хотел изучать политику и все такое. Я вроде как до сих пор хочу, как и многие актеры. Но только американскую политику, я не очень интересуюсь английской политикой (смеется).

Вопрос: Получается, этот вопрос до сих пор у тебя на рассмотрении?

Роб: Наверное, уже нет. Я не хотел бы быть политиком. Я хотел бы работать внутри системы. Мне нравится писать речи. Я совершенно аполитичный, даже странно. Мне нравится сама игра.

Вопрос: Как ты справляешься с настолько частым появлением в таблоидах?

Роб: Я их не читаю. Я думаю, что я медленно, но верно пытаюсь выбраться из всех этих СМИ, просто не попадать в желтую прессу и все такое. Я даже не знаю, как это сделать, но стараюсь изо всех сил.

Вопрос: «Карты к звездам» имели успех в Каннах. Это был вздох облегчения после «Космополиса»?

Роб: Я думаю, «Космополис» действительно недооценен. Я считаю, что это отличный фильм (смеется). Я его люблю. Я бы сделал что угодно с [Дэвидом Кроненбергом]. Помню, с «Космополисом», когда он вышел на экраны, это был первый раз, когда я сыграл в фильме, о котором если кто-то говорил, что ему не понравилось, это было потому, что он идиот (смеется). У меня было очень острое ощущение этого.

Вопрос: У тебя есть татуировка в фильме. Это только для кино?

Роб: Это произведение художника по имени Жюльен Дилленс. Я просто подумал, что она очень подойдет моему персонажу.


Перевод: Наталия Скрипник.

@темы: Пресса, Фильм: Ровер/The Rover